Лошадь после скачек

Лошадь после скачек

Просмотров: 66645 iStock

Она может заболеть

Считается, что обильное питье и постановка в денник сразу после скачки могут привести к отекам и воспалению соединительной ткани между копытной костью и роговой стенкой копыта. В прошлом это ревматическое заболевание так и называлось — опóй. Поэтому прежде чем поставить лошадь в денник, ее вышагивают, то есть водят шагом без нагрузки. Тогда она успокаивается и пьет меньше. Опытные лошадники позволяют животному немного попить после бега, затем вышагивают и допаивают. Однако при сдаче лошадей в прокат владельцы не всегда могут оценить опытность своих клиентов. Поэтому на всякий случай они вовсе запрещают поить лошадей сразу после скачки.

Сразу после интенсивной тренировки жадно набрасываться на прохладную воду не следует. И это известный факт, который может подтвердить любой профессиональный спортсмен. Причем запрет на питье после серьезных физических нагрузок распространяется не только людей, но и на лошадей. К сожалению, в отличие от человека, лошадь не способна отказаться от воды после тренировки. Если неопытный наездник «пожалеет» лошадку и решит напоить ее сразу после скачек, у животного могут возникнуть серьезные проблемы со здоровьем.

Особенности поения лошадей после интенсивных нагрузок

Дать лошади вдоволь напиться и сразу поставить ее в денник — крайне неразумные действия, которые уж точно не принесут пользы животному. После такого «акта милосердия» у лошади могут развиться серьезные отеки, а если продолжить игнорировать правила гигиены поения скакунов, то и ревматическое заболевание, при котором сильно воспаляется соединительная ткань, расположенную между костью и роговой стенкой копыта.

Но опоя можно избежать. Важно дать животному как следует успокоиться и остыть, чтобы предотвратить резкое переохлаждение организма. Прежде чем напоить лошадь после скачки, ее нужно хорошенько выходить спокойным шагом, без нагрузки. Это возможность сохранить здоровье лошади, не оставить шансов коварному ревматизму. Опытные лошадники в редких случаях отступают от этого правила, и сразу дают животному совсем немного воды, но после этого обязательно вышагивают лошадь, и только потом допаивают.

Здесь важно чувствовать животное, хорошо знать его повадки, чтобы уловить тонкую грань между «слишком много» и «в самый раз». Поэтому, к примеру, в клубах где можно взять лошадь напрокат на несколько часов, существует строгий запрет самостоятельно поить животных.

Как и сколько давать пить лошадям?

Лошадь интенсивно всасывает жидкость, что отличает ее от других одомашненных животных. Чтобы обеспечить животному комфортные условия, важно расположить поилку как можно ниже, чтобы лошадь могла вытянуть шею прямо. Во время утоления жажды животное погружает нос в воду, мило подергивает ушами.

Объемы потребления воды зависят от времени года и типа кормов. Так, в жаркое время года потребность в воде увеличивается из-за жары, а зимой из-за того, что в рационе лошади преобладает сухое сено. Как и у людей, у лошадей могут формироваться свои питьевые привычки и вкусовые предпочтения. Вкусовые рецепторы и обоняние у лошадей работают лучше, чем у людей. Иногда животные капризничают, если им не понравился вкус или запах воды. Но если лошадь наотрез отказывается от еды и питья, это явный сигнал о том, что с подопечным что-то не так. Важно принять экстренные меры для выявления причин и нормализации состояния животного.

ИНДУСТРИЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ с ЖИВОТНЫМИ
Охота
Цирк
Дельфинарий
океанариум
Зоопарк
Бои
Коррида
Конный спорт
Фотографирование с животными
Рыбалка
Живые игрушки
Артсадизм
Реклама
Видео
Сайты

О нас
Наши принципы
Как нам помочь?
Вкусное предложение: Веганская кухня
Условия использования информации
Волонтерский отдел
Часто задаваемые вопросы
Вестник Виты
Цитаты
Календарь
Как подать заявление в полицию
Форум
Контакты

ПОИСК НА САЙТЕ:

№ нашего кошелька: 41001212449697
№ нашего кошелька: 263761031012
Листовки

Формат А5, zip/doc. 900Kb


Формат А5, zip/doc. 1,2Mb

Скачки. Ни дня без трупа лошадиного

"NEVZOROV HAUTE ECOLE" (NHE, №2-2007)

Н аш собеседник Дин Стенсел (Dene Stansall) на протяжении уже многих лет ведет в Англии борьбу с таким омерзительным явлением, как скачки.

Понятно, что весь конный спорт – забава постыдная, удел дикарей, но скачки, возможно, лидируют и по жестокости, и по дикарству. А в самой Британии каждый год приносится в жертву шляпке, которая есть, как известно, главный символ мерзкого бога скачек, самое большое количество лошадиных жизней.

(Это у нас, в России, дурочки, играющие в светскую жизнь, безголосые певички, разжиревшие актриски и чьи-то распальцованные жены – цепляют шляпки всюду: и на конкуры, и на троечные соревнования, а в Англии шляпка – примета ТОЛЬКО скачек.)

Самое примечательное, что умную, бескомпромиссную и серьезную войну наш собеседник ведет на родине этой забавы – в Англии, где является членом организации по защите животных «Энимал Эйд» (Animal Aid).

Читайте также:  Расцветка немецких овчарок

В моем собеседнике все очень-очень английское, очень джентльменское. И «чистокровный» твид пиджака, и идеальная речь, и лондонская небрежная церемонность. И при этом – яростный, благородный, неудержимый максимализм, который, как мне представлялось, все же наша, чисто русская прерогатива. Но собеседник – джентльмен, британец.

Хотя, как вы помните, Д. Р. Р. Толкиен тоже был очень чопорным британцем. Но ЗЛО ненавидел с чисто русским максимализмом. Оказывается, яростное неприятие зла и дикарства – совсем не только наша прерогатива…

NHE: Расскажите, пожалуйста, что собой представляет скаковая индустрия? Почему ее необходимо уничтожить?

Скаковая индустрия занимается тем, что разводит и использует лошадей, заставляя их скакать на различные дистанции, достигающие 4,5 и более фурлонгов (1 фурлонг равен 201,2 метра).

Существует три разновидности скачек:

1. гладкие турфовые (травяные) скачки;
2. гладкие скачки по песку/искусственной траве, т. н. All weather (американский стиль);
3. National hunt racing – барьерные скачки.

Почему скаковая индустрия должна быть уничтожена? Да потому, что люди разводят тысячи лошадей, но только небольшая часть этих лошадей доживает до «лошадиной молодости» (10 лет). Половина этих лошадей никогда не увидит скаковой дорожки и закончит дни свои, переходя от одного владельца к другому. Многих лошадей убьют еще в юности. Те же, кто все-таки окажется на скачках, получат многочисленные травмы и увечья, а многие умрут еще во время тренировок. В одной только Англии за год погибает порядка 400 лошадей. Самые обычные травмы скаковой лошади – переломы ног, шеи, спины, сердечные приступы.

NHE: Вы долгое время работали в этой индустрии. Почему вдруг решили измениться?

Меня воспитывал дедушка. Он был букмекером – приходил на ипподромы и делал ставки на лошадей. С ним я следил за этой индустрией с двух лет! И видел многих знаменитых скаковых лошадей, и был влюблен в этот спорт. Я посещал успешные конюшни, прикасался к знаменитым лошадям.

Я знал жокеев, тренеров и хозяев. Но с возрастом я понял, почему те лошади, которых я любил, внезапно бесследно исчезали и больше не появлялись на скачках. Я провел собственное расследование и выяснил, что скачки – это пытка для лошади. Я начал кампанию против этого садизма. Мой жизненный опыт, мои знания очень пригодились, когда я стал выступать против правил этой индустрии, так как знал все ее аспекты изнутри. В конце концов, группа защиты животных под названием «Энимал Эйд» начала поддерживать мои исследования и мы соединились вместе, чтобы бороться против унижения и истязания лошади.

NHE: Опишите, пожалуйста, жизненный путь скаковой лошади.

Через несколько месяцев после рождения жеребенка отбирают от матери и выставляют на торги. Вскоре молодая лошадь попадает в жесткий тренинг. Если она не в состоянии вытерпеть этот садизм, ее либо пускают на мясо, либо перепродают человеку, который считает, что сможет «выжать» из лошади то, чего не смог ее предыдущий хозяин, – в школу верховой езды или в рабство проката. Если же лошадь показывает результат, то тогда на годы ее погружают в жесточайшие тренировки на «выносливость», после чего лошадь выставляют на скачки, где она находится «на волосок» от травмы и смерти. Когда скаковая карьера лошади подходит к концу, ее могут снова продать или, что случается гораздо чаще, – отправить на бойню. Некоторых лошадей, чья скаковая «карьера» подошла к концу, подвергают пыткам другого типа – готовят для таких забав, как конкур, выездка, троеборье, охота и так далее. Единицы находят любящий и заботливый дом.

NHE: Сколько лошадей погибло на скачках в 2006 году?

Организация «Энимал Эйд» до сих пор собирает информацию по количеству погибших лошадей в 2006 году. В этом году было достаточно много «заметных» смертей. Так, за четыре дня на ипподроме Челтенхем (Cheltenham) погибло 11 лошадей, 8 лошадей погибло на ипподроме Маркет Расен (Market Rasen) за два дня скачек. Эти лошади ужасно страдали. Некоторые умирали сразу от переломов шей, другие же – те, кто ломал спину или ноги, – были просто пристрелены. И это – норма, ничего необычного люди в этом не находят.

NHE: Есть ли люди, которые разделяют вашу точку зрения и поддерживают вас?

У нас есть и постоянно появляются люди, поддерживающие нас. Не только в Англии, но и по всему миру. Израиль, Америка, Бразилия, Италия, Австралия и другие страны – вот наша география. В Израиле, например, мы тесно работали с Concern for Helping Animals (CHAI). Они пытались остановить строительство первого в Израиле ипподроме. Мы рады, что предоставили им большое количество материала и фотографий. Их бой до сих пор продолжается. Мы рады сотрудничеству и с вами, в России.

Читайте также:  Варианты дизайна аквариума

NHE: Вы занимаетесь благим делом – спасением лошадей. А есть ли у вас собственные лошади?

В настоящее время у меня нет собственных лошадей. Но я занимаюсь благотворительностью, спонсируя лошадей в реабилитационных центрах. Моя работа предполагает длительные отъезды и отсутствие свободного времени. Очень сложно, да практически невозможно, достойно содержать лошадей, когда находишься в постоянных разъездах. Я часто бываю на различных конюшнях и слежу за лошадьми, которых хочу освободить из человеческого рабства.

NHE: Планируете ли вы проводить какие-либо кампании против скачек в 2007 году?

«Энимал Эйд» постоянно проводит кампании против скачек. Эти кампании нацелены на публику, которая приходит просто посмотреть на скачки. Кроме того, мы постоянно проводим пресс-релизы в СМИ, даем интервью на радио и телевидении. Мы постоянно лоббируем политиков в британский Парламент, особенно фокусируемся на тех, кто имеет непосредственное отношение к скачкам. Мы никогда не остановимся, во имя лошадей! Сегодня – воскресенье, я даю это интервью около 12 часов вечера. Завтра и послезавтра я буду находиться на торгах, на следующей неделе – встречаться с влиятельными людьми в этой индустрии.

NHE: Скаковая индустрия имеет очень высокие доходы. Каким образом это достигается?

Скаковая индустрия очень богата. Она спонсируется букмекерами, которые принимают ставки на лошадей. Люди в Великобритании – азартны, и Правительство всячески поддерживает азартные игры, облагая их налогами. Здесь один букмекер делает 1 миллиард фунтов стерлингов прибыли в год. Правительство вынуждает букмекеров платить 10% от прибыли на поддержку скаковой индустрии. Это равно 100 миллионам фунтов стерлингов. Из этих же денег выдаются призовые владельцам лошадей. Владельцы самых быстрых лошадей и так уже довольно богатые люди, а каждая победа делает их еще богаче. Призовые лошади идут в разведение, что также обогащает их владельцев. Стоимость одной случки с некоторыми жеребцами может достигать сотен и сотен тысяч фунтов стерлингов! Одним жеребцом можно покрыть за сезон 200 кобыл. Многие люди покупают скаковых лошадей по той простой причине, что они просто не знают о том насилии, которое там происходит.

NHE: Скаковая индустрия жестока. Почему?

Лошади используются до тех пор, пока могут скакать. Когда они теряют эту возможность (иногда после одного забега), от них избавляются. В скачках лошадь – простой объект для того, чтобы делать деньги и прославлять владельцев, жокеев и тренеров. Пока они могут скакать, их напрягают до максимума, а это приводит к фатальным травмам – обычному явлению в конном спорте. Единицы доживают до старости. Некоторые используются для разведения. Такие лошади обречены провести остаток жизни в тесной темной клетке денника. Жеребцы всю жизнь содержатся изолированно. Их выводят только на случку. Кобылы постоянно рожают, год за годом. Некоторых, переступивших 20-летний рубеж и беременных кобыл, продают на аукционах.

NHE: Правда ли, что у скаковых лошадей полностью нарушена психика, единственное, что они знают, это скакать?

Скаковые лошади рождаются с нормальной психикой. Жесткий тренинг, ипподром, забеги – вот что заставляет их нервничать и бояться. Немногие оказываются в хороших руках, расслабляются и начинают доверять человеку.

NHE: Спортсмены утверждают, что лошади получают огромное удовольствие, близкое по ощущению к оргазму (по мнению некоторых российских конников), от скачки, разрывая себе легкие и ломая ноги, спины и шеи?

Лошади не наслаждаются скачками. Они бегут как члены табуна. Они верят, что за ними гонится хищник. Их заставляют бежать, пока они не выдохнутся. Многие лошади от этого получают сердечные приступы и просто-напросто погибают. Многие лошади, которые «сильны духом», отказываются от скачек. От таких избавляются самым быстрым способом.

NHE: А что с допингами. Как часто они используются?

Проблема допинга особенно актуальна в США. Лошади вкалываются препараты, «замораживающие» боль. Нет боли – лошадь вынуждена скакать, травмируя свой организм еще больше.

NHE: А что лошади получают от скачек?

Лошади не получают от скачек ничего, кроме еды и денника. Почти всегда они проводят по 20 часов в сутки в заточении, в деннике. Их возят за много сотен километров ради того, чтобы они скакали. Даже в Англии, очень маленькой стране, лошадь может пропутешествовать более полутора тысяч километров ради одной скачки!

NHE: Иногда можно наблюдать, как из носа и рта лошади идет кровь во время или после скачки. Один знаменитый русский рысачник как-то сказал, что это у них что-то вроде месячных, они таким образом выбрасывают лишнюю кровь из организма, и это обычная ситуация – ничего такого тут нет. Что вы думаете по этому поводу? Какова настоящая причина кровотечений, больно ли лошади?

Кровотечение – это легочное кровоизлияние (EIPH), вызванное тренировками. Иными словами – это легочное кровотечение. Существует множество теорий о том, почему это случается, – использование железа, ограниченный приток воздуха в легкие, давление внутренних органов на легкие. Какой бы ни была причина EIPH, это происходит очень часто – 90%, а то и более лошадей хотя бы раз в жизни страдали EIPH. С возрастом происходит ухудшение, что опасно для лошади и часто приводит к летальному исходу. Самая выдающаяся стипль-чезная лошадь Англии, Бест Мейт (Best Mate), недавно скончалась от EIPH.

Читайте также:  Песочные блохи фото

NHE: Есть ли что-то общее между скачками и рабством? И что хуже?

Скачки и рабство имеют общие корни, своих боссов, управляющих жизнями. Лошади и люди, попавшие в рабство, очень редко обретают свободу перед смертью. И тех и других загоняют до мак- симума их физических возможностей. Что хуже? Лошади не могут освободиться самостоятельно. Не могут убежать. Им вообще не разрешается проявлять свою волю.

NHE: Хлыст для скачек. Насколько он жесток? Причиняет ли он увечья, или, как утверждают жокеи, «он всего лишь режет воздух»?

Жокеи постоянно избивают своих лошадей, они верят в то, что от этого лошади будут скакать быстрее или дольше. Правила, которые существуют для того, чтобы оградить лошадей от жестоких избиений хлыстом, – неэффективны и бесполезны. Многие жокеи нарушают эти правила, никто и никогда их не наказывает. Лошади могут получить такие травмы от хлыста, что они не позволят им скакать дальше. Лошади теряют баланс, потому что они убегают от хлыста. Жокей с особой силой бьет лошадей соперников по голове, когда те пытаются поравняться с его лошадью, которая тоже бежит, одурев от боли из-за ударов.

Бьют все, везде, всегда. Наша организация ведет официальную статистику по подсчету особо жестоких избиений лошадей жокеями, которая официально публикуется. Вот цифры за несколько последних месяцев: количество забегов – 161, избито лошадей – 1172, количество нанесенных ударов хлыстом – 5390. Эти цифры – лучшая характеристика скачек.

Сотни ежегодно погибающих лошадей мы перечисляем по именам, приводим документальные свидетельства того, как погибла, в мучениях, та или иная лошадь. Правда, когда мы говорим о сотнях погибших на скачках лошадей, мы говорим лишь о тех, чья смерть была зафиксирована прямо на скаковом поле или в зоне ипподрома. Мы не имеем возможности фиксировать все те смерти, которые происходят после скачек или за пределами ипподромов. Мы знаем, что огромное количество скаковых лошадей умирает уже после скачек – от легочных кровотечений, от травм, от неразрешимых проблем с психикой.

Но официальную статистику «тайных» смертей мы не ведем, хотя знаем о них.

Использование хлыста на скачках

J – жокей; NHR – количество участвующих лошадей; NHW – количество избитых лошадей; TNW – количество ударов хлыстом; NHSW – количество лошадей, которым показали хлыст.

Данные основаны на результатах 160 скачек, проведенных в октябре – ноябре 2003 года. Информация предоставлена организацией «Энимал Эйд» (Animal Aid).

Комментарий Александра Невзорова:

Скачки, как и все на свете, имеют свою историю. Что такое скачки? Мучения, страдания лошади на скачках – настолько ясны публике, ожидание страшной смерти лошади прямо на поле так часто оправдывается, избиения так откровенны, что скачки действительно способны удовлетворить самые низменные инстинкты огромного количества людей.

Поищем историческую аналогию. Вспомним римские цирки, где венаторы на глазах у публики совершали, театрализованно и с размахом, массовые убийства жирафов, слонов, лошадей или страусов. Публика, кстати, стонала и оргазмировала от восторга. Оттуда же, кстати, и мода на невероятные шляпки, как непременный атрибут этих забав. В римских цирках – очень эмоциональная «черная» публика с задних (верхних) рядов – швырялась всем, что попадется под руку, и в недобитого зверя, и в не слишком ловкого венатора. Камешками, монетами, объедками. Частенько камешки, обожженные глиняные шарики приносились с собой. Частенько продавались прямо в цирке. Все, чем швырялась чернь (камешки, шарики, объедки), – не всегда долетало до арены. А кто сидел в первых рядах, наблюдая за бойней? Кому частенько доставались и камешки, и объедки? Знати, разумеется. Запретить проявление чувств черни – было невозможно и противоречило самой природе римского цирка. Оставалось одно – элементарно защищать голову, причем, чем затеистей была защита, тем она была надежнее, тем больше шансов было укрыть под нею не только собственную голову, но и детей, сидящих рядом. Разумеется, «защиту» украшали венками, цветами, перьями. Позже именно многосложная, украшенная шляпка стала уже просто сословной приметой, обозначая, что ее обладательница – сидит в первых рядах, наблюдая за бойней, следовательно, знатна и богата.

Скачки, унаследовав от римских зрелищ принцип торговли возможностью наблюдения за мучениями зверей, унаследовали заодно и шляпки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector